Российские банки к августу исчерпали запасы валюты

В июле объем валютной ликвидности у российских банков упал до нуля, оценили аналитики Райффайзенбанка. Похожая ситуация была в 2018 году, но тогда валюту выводили клиенты из-за угрозы санкций, а сейчас банки расстаются с ней сами

Российские банки в июле лишились всего имеющегося запаса валютной ликвидности: на 1 августа показатель стал отрицательным, говорится в обзоре Райффайзенбанка. Дефицит валюты в системе составил $0,2–0,3 млрд, оценил в разговоре с РБК аналитик банка Денис Порывай. За прошлый месяц показатель сократился примерно на $5 млрд, а с начала года — на $15,5 млрд. Дефицит валютной ликвидности в банковском секторе зафиксирован впервые с сентября 2018 года.

«Можно сказать, что состояние пока пограничное, нулевое. Это говорит об отсутствии избыточной валютной ликвидности на локальном рынке, с одной стороны, а с другой — сигнализирует о том, что по итогам августа изменений в лучшую сторону не произойдет», — отмечает Порывай.

Как образовался недостаток валюты

По оценкам Райффайзенбанка на основе данных ЦБ, в июле российские банки заметно нарастили валютное кредитование, выдав клиентам ссуды на $3,7 млрд. Это «нетипично много» в условиях спада валютного кредитования в России, отмечают аналитики. При этом приток средств клиентов в валюте был скромным — порядка $0,6 млрд. В итоге по кредитно-депозитным операциям образовался отток валютной ликвидности в размере $3,1 млрд.

Популярное:  «Росгосстрах» потребовал в Лос-Анджелесе от экс-владельца более $200 млн

На ситуацию также повлияли собственные операции банков. Как отмечается в обзоре Райффайзенбанка, участники рынка продолжили выводить средства со своих счетов за рубежом: отток в июле оценивается в $6,3 млрд. «Это больше, чем требовалось для исполнения валютных обязательств, что, скорее всего, привело к сокращению открытой валютной позиции на балансе», — отмечают аналитики. Они допускают, что банки таким образом привлекали рублевую ликвидность: продавали валюту на внутреннем рынке, одновременно заключая форварды — контракты на обратную покупку валюты с отсрочкой. В июле российские кредитные организации сняли со счетов в банках-нерезидентах $7 млрд.

Ситуация с валютной ликвидностью сейчас отличается от того, что было в 2018 году, замечает вице-президент Moody’s Ольга Ульянова. По ее словам, раньше дефицит был вызван «оттоком со счетов клиентов, напуганных активизацией санкционной риторики». Летом и осенью 2018 года в США обсуждалось введение новых ограничений в отношении России, в том числе против крупных банков. ЦБ также совершал покупку валюты для Минфина, что создало давление на курс российской валюты.

Популярное:  Moody's ухудшило прогноз по росту российской банковской системы

«Сейчас, похоже, банки сами «отпускают» не приносящие дохода валютные активы на основании своих ожиданий относительно будущих притоков и оттоков», — говорит Ульянова. После кризиса, вызванного пандемией коронавируса, ФРС США экстренно снизила ставку почти до нуля (до уровня 0–0,25%): таким образом, средства на корсчетах в долларах перестали приносить доход банкам. Ставки по евро, которые устанавливает Европейский центральный банк, находятся на нулевых или отрицательных уровнях еще с первой половины 2010-х годов.

На запасы валюты в банках могли повлиять внешние события, допускает директор группы «финансовые институты» S&P Сергей Вороненко: «Одним из факторов, оказывающих давление на валютную ликвидность, может быть состояние повышенной неопределенности в соседней Белоруссии, что в свою очередь может повышать спрос на валютные активы со стороны участников рынка».

Какие риски это создает

Ситуация с валютной ликвидностью в банковском секторе продолжит ухудшаться: этому может способствовать недостаточный приток по сальдо текущего счета, а также отток вложений с рынка ОФЗ, перечисляет Порывай. Критичным положение он не считает: «Это не новая ситуация. Например, в сентябре 2018 года дефицит валютной ликвидности был $3,5 млрд — в целом ничего страшного, если это будет кратковременная ситуация».

Популярное:  В Минфине не увидели смысла в запрете государству покупать частные банки

Объем высоколиквидных активов в валюте пока остается на комфортном уровне ($43,6 млрд в июле), считает Вороненко. По его оценкам, валютные активы покрывают около 15% всех валютных обязательств банков. «Мы пока не наблюдаем существенного структурного дефицита валютной ликвидности в секторе. У банков достаточный объем рублевой ликвидности, а у ЦБ достаточно инструментов для удовлетворения возникающих потребностей в валюте. Возможно, это временный эффект», — замечает эксперт S&P.

Если кредитные организации будут дольше находиться в состоянии дефицита валютной ликвидности, им придется восполнять запасы валюты, и это уже окажет влияние на рынок, считает Порывай. Одним из источников свободных средств для банков может стать продажа еврооблигаций — их объем на балансах банков оценивается в $47 млрд. «Продажа евробондов в конечном счете может оказать давление на котировки российских бумаг и привести к росту стоимости валюты на локальном рынке», — говорит аналитик. Как отмечается в обзоре Райффайзенбанка, это уже отразилось на курсе рубля, который в августе дешевел по отношению к доллару (курс уходил выше отметки 75 руб. за доллар).

Автор: Юлия Кошкина

Источник: rbc.ru

Поделиться с друзьями

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*