Греф ответил на «два мифа» об экосистеме «Сбера»

Сбербанк не тратит много денег на покупки новых компаний и не покупает их дорого, заявил РБК Герман Греф. Концепция экосистемы может быть непонятна, но «когда художник начинает писать картину, не всегда можно понять ее сюжет»

Есть «два мифа» об экосистеме Сбербанка: что он тратит слишком много денег на покупки и что при этом приобретает слишком много компаний, рассказал в интервью РБК глава Сбербанка Герман Греф.

«Все наши покупки за последние шесть лет — это 145 млрд руб. Для размера нашего бизнеса это копейки — полуторамесячный объем нашей прибыли, 3% нашего капитала. Для сравнения, если мы возьмем другие крупные банки, там аллокация капитала на покупку нефинансовых активов от 15 до 25%», — отметил Греф.

«Второй [миф]. Серьезные суммы. Сбербанк ничего не покупает дорого и рынок это прекрасно знает. Мы большое количество сделок не совершили именно потому, что мы считаем цену неоправданно завышенной. Мы никогда ничего не покупаем дороже, чем это того стоит», — добавил он.

Популярное:  Минфин досрочно выполнил годовой план по наращиванию госдолга

«Если сравнить наши сделки с покупками Alibaba, Huawei, Tencent, Facebook — мы не в разы, а на порядки меньше покупаем. Мы значительно больше вкладываем в инфраструктуру выращивания инноваций и выращивания компетенций, выращивания стартапов», — резюмировал Греф. По его словам, банк знает, «в каких сферах лежат наши интересы и приоритеты, хотя стороннему наблюдателю не всегда понятна логика наших действий»: «Когда художник начинает писать картину, не всегда можно понять ее сюжет».

Как нужно контролировать экосистемы

Греф назвал «хайпом чистой воды» опасения из-за чрезмерного влияния экосистем на экономические и политические процессы. «Никогда никакая экосистема не сможет конкурировать с государством. Государство легко расправится с любой экосистемой», — подчеркнул он. Глава Сбербанка признал, что большие компании должны быть под контролем, чтобы они не закрыли рынок для конкурентов.

Для России самый рациональный путь регулирования экосистем — «пользоваться конкурентными преимуществами», считает Греф. «Россия, в отличие от всех европейских стран, имеет техногигантов своих, которые могут конкурировать и выдерживать длительный период времени конкуренцию с крупнейшими восточными и западными техногигантами. И в этом смысле ответ очевиден: нужно поддерживать своих, как это делают китайцы, просто закрыв рынок для всех. И как это делают американцы, очень избирательно допуская кого-то на свой рынок, но в качестве экосистем не допускают никого просто», — объяснил Греф.

Популярное:  В российском Goldman Sachs оценили влияние «нефтяного шока» на доходы

Когда ждать прибыли от нефинансового сегмента

По итогам 2020 года выручка Сбербанка от нефинансовых направлений составила 71,4 млрд руб. против 26,4 млрд руб. годом ранее (при общей выручке в 3,37 трлн руб. в прошлом году). Доналоговая прибыль достигла 8,6 млрд руб. против убытка в 1,5 млрд руб. в 2019-м. Впрочем, в основу положительного результата экосистемы легла продажа доли в «Яндекс.Маркете», ставшая результатом «развода» Сбербанка с «Яндексом» в прошлом году. Без ее учета нефинансовый сегмент показал бы доналоговый убыток порядка 11 млрд руб., говорила Reuters финансовый директор Сбербанка Александра Бурико.

«Сбер» может «в любой момент времени прекратить рост акционерной стоимости, то есть прекратить инвестировать, и все наши компании без исключения будут работать с хорошей рентабельностью», сказал РБК Греф: «У нас маржинальность у всех основных [компаний] — 30-40%. Но, пока рынок не насыщен услугами и можно занять большую долю рынка, конечно же, все будут биться за то, чтобы инвестировать, временно жертвуя доходностью. Если посмотреть на различные рынки, это может продолжаться и 10 лет». Впрочем, некоторые рынки могут стать самодостаточными раньше, считает он: E-commerce — примерно через пять лет, развлекательный сегмент — еще раньше, рынок образования — через 3-4 года.

Популярное:  Банки зафиксировали рост числа поддельных сайтов

«Когда у тебя компания растет в 11 раз за год, грех ее не растить. Мы зарабатываем огромные деньги на увеличении акционерной стоимости. Мы никогда не получим такой доходности в банковском секторе. В этом смысле сейчас уникальная ситуация на рынке, когда ты можешь быстро нарастить свою долю рынка, увеличить стоимость компании», — заверил Греф.

Авторы

Антон Фейнберг,

Ирина Парфентьева

Источник: rbc.ru

Поделиться с друзьями

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*